Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:31 

Ч.3 «Разговор по душам»

dr.kartmann
it's better to be insane than stupid
с опозданием... большим опозданием..., но всё же

– Но, в общем, вы довольны, – прищурив глаз, заключил Инквизитор.
– В общем и целом – да, – подтвердил командор.
– Хорошо, – сказал Инквизитор, развернулся на пятках и зашагал в сторону командного мостика корабля развивая, плащом. Окровавленный молот болтался на поясе, капли орочей крови капали на пол, оставляли за ним едва заметный кровавый след.
Все опять вернулись к размеренной жизни. Но не надолго
Поздно ночью стук в дверь кельи пробудил командора Картманна от раздумий:
– Войдите – строго ответил командор и отложил в сторону бумаги.
В келью вошел человек из обслуживающего персонала:
– Командор Картманн?
– Да?
– Всех немедленно собирают в штабе Храма для чрезвычайного совещания.
– Хорошо, я немедленно там буду.
Не прошло и 5 минут как весь высший командный состав, включая Инквизитора Ленина, находились за круглым столом в главном штабе Храма.
– Итак, начнём, – встал из-за стола примарх. Одновременно с этим посреди стола появилась большая голограмма планеты Сзара Омега-3, обычно называемой «Ледник» из-за того что большая часть её поверхности была покрыта ледяным панцирем. – Буквально пол часа назад к нам пришло это сообщение, – Лето нажал кнопку на панели и сквозь шум стрельбы, истошных криков и помехи донеслось:
– Это пост ИГ-756… мы атакованы… кто-нибудь меня слышит… отзовитесь… Мне каж… хаоты… ЧЁРТ!!! НЕЕЕЕЕТ!!! АААА!!! *другой голос* Во Имя Тёмных Богов!!! *выстрелы* *крики*.
– У нас есть связь с планетой? – спросил командор 2 легиона.
– Нет. Пост, с которого пришло сообщение, находиться возле города Нэт, - голограмма услужливо развернулась и показала город с окрестностями, – город хорошо укреплён, поэтому зря помощи они не запросили бы, хотя это Имперская Гвардия – вздохнул примарх.
– Не стоит недооценивать Имперскую Гвардию, примарх, они хоть и простые люди, но могут сражаться не хуже космодесанта, – заметил Инквизитор сидя в кресле сложа руки на груди. – Меня больше беспокоит то, что мы столкнулись с силами Хаоса, и то, что они смог незаметно прокрасться в глубь системы.
– И что Вы предлагаете? – встал из-за стола командор 8 легиона.
– Мне кажется что необходимо выдвигаться всем орденом, немедленно, – со своего места, жёстко, не принимая возражений, добавил командор Картманн. – От «Ледника» недалеко до «Кузни». Если Хаоты захватят «Кузню» мы останемся без основного источника бронетехники, боеприпасов и запчастей. Этим самым мы ставим под вопрос оборону не только «Столицы», но и самого Храма. Тем более «Дракар» уже прибыл. Кто за? – спросил командор и поднял руку.
Зал погрузился в тишину раздумий. Через некоторое время все, кроме Лето, подняли руки в знак согласия.
– А что на счёт 14 и 15 легионов? Они ещё не закончили курс обучения, многие ещё на «Скале», – возразил Лето.
– Они останутся в Храме. Храм, в любом случае, нельзя оставлять без защиты, – ответил ему командор 4 легиона.
– Значит все легионы, кроме 14 и 15 строятся на посадку немедленно, – заключил Лето, глядя куда-то вглубь голограммы. – Выполняйте.
По внутренней связи был дан приказ на сборы. Храм немедленно пробудился ото сна и зажужжал словно разворошенный осиный улей. Легионы строились на погрузку и отбывали один за одним. Цепеллины взлетали и садились поднимая в воздух тонны песка и пыли, оставляя после себя обожженную землю и инверсионный след в ночных небесах. Унося к находившимся на орбите, крейсерам космодесантников – верных солдат Императора. Вся операция заняла не больше часа.
Выйдя на расчётную орбиту сближения с «Галеасом», Цепеллин, в котором находились Киллиан со своими братьями пролетал мимо «Дракара». Киллиан взглянул в иллюминатор и увидел массивный боевой крейсер, брутальную красоту и мощь которого невозможно было передать словами. Всем своим видом он внушал страх врагам и гордость союзникам. Можно было сказать только одно: «Величественно, великолепно, грандиозно, техножрецы потрудились на славу». После того как Киллиан сошел на борт «Галеаса» он попытался сравнить размеры этих двух крейсеров. «Дракар» был как менее в полтора раза больше «Галеаса». Но это и понятно. Он должен был стать флагманом ордена. Через некоторое время в состав должны были войти ещё 6 кораблей меньшего класса. Их сейчас собирают на «Кузне».
Киллиан увидел командора Картманна, прошедшего мимо него в сторону кают командного состава с задумчивым видом и каким-то длинным свертком в руках. Киллиана разбирало любопытство, что это за свёрток, но донёсшийся из динамиков внутренней связи безжизненный голос служителя сообщил что корабль готовится ко входу в Варп и всех просят занять свои места в каютах. Топот армированных сапог заполнил собой все переборки корабля. Каждый спешил закрепиться на своём месте. Приступ любопытства так и не отпускал и Киллиан решил удовлетворить его расспросами о прошлой жизни сержанта своей бригады.
– Маркус, а ты же не мастный, вроде как? – спросил Киллиан, усевшись в кресло.
– Да, я с Ультрамара.
– Откуда!?
– Вот так получилось, – вздохнул Маркус. – Ещё с детства я не сильно дружил со своими друзьями, а родители хотели, чтоб я пошел в космодесант. У нас традиция такая. А иди в Ультрамары я не решился потому что большая часть моих друзей и семьи там. Каждое моё продвижение по службе воспринималось бы, если бы меня продвигали мои родственники из командования, а они у меня там есть. И я решил идти в этот орден. Я попросту сбежал из дому. А ты? Как ты попал сюда?
– Ну к тому что я здесь тоже в какой-то мере причастны Ультрамары. Когда орки атаковали Сзара Альфа-Прим, я был в одном из детских домов. Видишь ли, моя мать умерла при родах, а отца своего я не знаю… вот… Орки атаковали детский дом, они уже убили всех солдат, оборонявших его, и вот во двор дома упали капсулы с Ультрамарами. Они сразу ринулись в бой. Они сражались как звери. Я был совсем маленьким, год или два. Это произвело на меня неизгладимое впечатление, я понял в последствии что стану космодесантником. Если хочешь, таким образом я отдаю долг Императору за то что он направил Ультрамаров именно туда. А имя мне дал лейтенант Ультамаров Карл Гиннес, который со своим подразделением оборонял детски дом. Я никогда не забуду его…
– Как, говоришь, звали лейтенанта?
– Карл Гиннес, а что? – растерянно спросил Киллиан.
– Так звали моего старшего брата. Он погиб в бою на Сзара Альфа-Прим, – ответил Маркус и опустил голову.
– Извини, я не знал.
– Ничего, ведь каждый из нас не желает лучшей смерти, чем умереть за Императора.
Как только 3 крейсера отошли от планеты на безопасное расстояние, они сразу же вошли в Варп. Путешествие в Варпе для тех кто находился внутри крейсеров напоминало путешествии в глубь Ада, описанного в древних рукописях, хранившихся только на Терре. Кроваво алый свет, сочившийся сквозь бронированные «шторки» иллюминаторов казался адским всепоглощающим огнём, переборки кораблей издавали непередаваемые звуки, словно неведомые демоны своими когтями на которых еще не до конца сгнила плоть жертв сдирали обшивку кораблей в поисках свежих. Корабль трясло, словно бесы играли им в жестокие, непонятные нормальному разуму игры. И вот всё закончилось. Крейсер восстановил плавность хода, звуки прекратились, с иллюминаторов поднялись «шторки» через которые можно было видеть только бездыханный, холодный космос. Прямо по курсу находился «Ледник», они прибыли к своей цели.
На борту «Дракара» Лето стоял перед голограммой города Нэт рядом с ним командоры легионов или их голограммы, передаваемые с бортов других крейсеров.
– 3 и 4 легионы высадятся у северных ворот города, после необходимой зачистки в 15 районе мы организуем центральный лагерь. Затем организуем высадку всех остальных легионов. Корабли, зависнув на геостационарной орбите высоко над городом, будут обеспечивать огневое прикрытие.
Все в знак одобрения кивнули.
– Выполняйте, – сказал Лето и отвернулся, а голограммы командоров исчезли.
Высадившись, легионы не встретили никакого сопротивления. Казалось, город просто вымер. На улицах не было никого ни обезумевших еретиков, ни истошно кричащих от ужаса местных жителей, ни даже дезертировавших бойцов Имперской Гвардии. После развертывания основного наземного лагеря были десантированы и остальные легионы. Так как явного противника не обнаружилось, как и мирного населения, и тех, кто должен был его охранять. Было решено прочесать весь город, улицу за улицей, переулок за переулком, дом за домом, помещением за помещением в поисках выживших или их следов.
7 бригада медленно двигалась по заснеженной улице «Восстания» города Нэт. Дул сильнейший за последние три недели западный ветер, что в купе с аномально низкой температурой делало холод просто невыносимым. А заносы высотой выше колена выматывали быстрее, чем суточный марш по пересеченной местности. Холод проникал через все сочленения брони, включая даже места крепления линз светофильтров, не спасала даже встроенная система обогрева и врожденная стойкость к низким температурам.
– Если мы не укроемся от бури, то нас можно будет вписывать в список небоевых потерь, – зазвенел в воксе голос Алекса Петерсона, – второго пулемётчика бригады.
– Согласен, – вторили ему голоса остальных.
– Хорошо, укроемся в том здании, – сказал сержант и указал рукой на здание Центрального Имперского Банка.
Банк оказался абсолютно пуст, как и все остальные здания, которые были уже проверены. Создавалось ощущение, что город не просто вымер, а как будто никогда не жил.
– Фуф! Здесь хоть тепло, – заметил один из братьев.
– Значит «Догма» ещё работает, – ответил Киллиан.
– Что? – переспросил Алекс.
– «Догма» – центральный компьютер, обеспечивающий тепло и водоснабжение, а так же энергопитание всех зданий и функционирование всех систем внутри города, – с важным видом сказал Киллиан подняв указательный палец левой руки заключённый в чёрную броню на которой виднелся белый иней. – У нас в храме такой же есть, – неуверенно добавил он. В ответ все покосильсь на него.
– Надо доложить в штаб, что мы остановились здесь на время бури, – сказал сержант.

На борту «Галеаса» было наоборот тепло и тихо. Лишь шум кондиционеров, регерационных установок и двигателей нарушал спокойствие, а персонала было практически не видно. По определённым делам командор Картманн вернулся на борт крейсера и находился в своей каюте и рассматривал доклады скаутов и разведотрядов, когда в дверь тихо постучали.
– Войдите, – жестко скомандовал он, не отрывая глаз от текста. В проёме двери показался Инквизитор Ленин.
– Мои извинения Инквизитор, я не знал что это вы. Я думал вы на «Дракаре» с примархом, – сказал командор вставая из-за стола.
– Ничего, – мягко сказал Инквизитор аккуратно закрывая за собой дверь. – Сидите, сидите командор. Мой визит носит неофициальных характер. Извините меня, но Лето может сколько угодно играть в войнушку, но я хотел поговорить по душам с человеком который буквально дышит порохом.
В ответ командор лишь вопросительно приподнял левую бровь.
– Да, командор. Вы знаете, кто имеет полную власть над этим орденом? Хотите правду? Правду об ордене?
– Инквизитор, вы пьяны!
– Я выпил лишь бокал вина за обедом!
Командор взглянул в глаза Инквизитору. Они были полны решимости, в них не было ни капли безумия или чего бы то ни было подобного.
– Хорошо, но по вам вижу, что за вашу правду, я тоже должен буду чем-то заплатить. Чем-то ещё кроме молчания.
– Приятно иметь дело с умными людьми, – ответил Инквизитор и сел напротив командора.
Каюта почти полностью была залита светом, исходившим из трёх шаров, подвешенных высоко под потолком. Каюта практически полностью повторяла келью командора в храме.
– Вы хотели правду, – начал Инквизитор, – так вот она. Весь орден изначально был задуман как большой эксперимент. Вы знаете что космодесантник сам по себе идеальный солдат… идеальная машина для убийства я бы даже сказал. Но мы, мы в Администратуме, Инквизиции и Реклюзиархии решили сделать вас, космодесантников, ещё лучше. Плюс ко всему на вас, вот именно на Вас командор, был отработан новый вид имплантатов, позволявший из любого человека, любой комплекции, любого возраста, любой физической подготовки сделать Астратеса. И, как видим, случай с вам увенчался успехом, потому что до вас было около трёхсот неудачных опытов, – Инквизитор налил себе немного воды из графина, стоявшего на столе, выпил, собрался с мыслями и продолжил, – Еще одно, вы считаете, что основу вашего генного семени составляет генное семя Сангвинуса, примарха Кровавых Воронов, да покоятся со славой его кости, нет. Основу вашего генного семени составляет генное семя Императора. Вот так, – Инквизитор довольно улыбнулся. – Нам удалось найти на Луне его старую лабораторию, в которой остались небольшие остатки, и хватило лишь на вас. Вы должны сейчас трепетать ведь это ставит вас на одну ступень с примархами других орденов.
– А Лето? – рассеяно спросил Картманн.
– А что Лето? Для генного семени Лето послужило генное семя примарха «Несущих Слово» которое у нас хранилось при нулевой энтропии ещё до того как он предался ереси. Кое что ещё. Весь 13 легион, ну кроме может одного двух человек, создан на основе вашего генного семени. Так что получается орден внутри ордена. Кстати говоря, хорошо, даже великолепно получился. Моё начальство, если так можно выразиться, визжит от восторга. Так что я думаю, нам будет необходимо его сместить если он сам не захочет уйти или не погибнет в битве, последнее маловероятно так как он даже в храме прячется за спины Терминаторов.
Командор смотрел на Инквизитора огромными глазами. Такого шока он не переживал с момента гибели своей жены, что было уже очень давно.
– Скажите, Инквизитор… – начал командор находясь в фрустрации.
– Зови меня уже тогда уже просто Владислав, – перебил его Инквизитор подняв правую руку.
– Хорошо… Владислав. Тогда меня зови просто Картманн, или просто Доктор, или просто Доктор Картманн. Скажи, Владислав, вот тогда всё за что мы боролись. Я имею в виду всех орков что мы убили. Это всё хоть не напрасно.
– Ооо нет. Всё это не напрасно Картманн. Вы спасли систему от второго нашествия орков. У меня для тебя есть ещё одна новость. На этот раз точно хорошая.
– Какая? – не отрывая глаз от столешницы словно провинившийся ученик спросил командор.
– Твой сын жив.
– Что?!
– Да, он не умер когда орки атаковали детдом на Сзара Альфа-Прим. Ультрамары спустили в дроп-капсулах две бригады косомодесантников для защиты детей, конечно спасти успели не всех, но в числе спасенных оказался и твой сын. Сержант одной из бригад по имени Карл Гиннес, старший брат сержанта 7 бригады Маркуса Гиннеса, дал ему имя Киллиан. А фамилия – от приемной семьи.
– Это точно? Ты не ошибаешься?
– Нет. Мои люди всё проверили трижды. Ошибки быть не может. Если хочешь, можем проверить генотип.
– Слава Императору! «Каратель» послужит ещё одному поколению семьи.
– Кто? – спросил Инквизитор и нахмурился.
– Не кто, а что – ответил командор и встав из-за стола пошел к шкафу. Достав оттуда сверток длинной в три четверти роста среднего космодесантика и какую-то толстую книгу в древнем переплёте.
– Что это? – всё ещё недоумевал Инквизитор.
– Сейчас я тебе всё расскажу, но нам нужен будет алкоголь, – ответил командор и послал служителя за выпивкой.
Когда через три минуты служитель вернулся, аккуратно сжимая в захватах две бутылки крепчайшей текиллы. Этот напиток древней Терры до сих пор производили в южных сельскохозяйственных провинциях Сзара Альфа-Прим.
– Сойдёт, – сказал командор, рассматривая этикетки одновременно ногой закрывая перед служителем дверь.
– Так ты мне всё-таки расскажешь или нет?! – уже горя от нетерпения взвыл Инквизитор.
Командор налил в два стакана по порции прозрачного чуть желтоватого напитка и поставил один перед Инквизитором.
– Во славу Императора и да будут светлы наши мысли и головы завтра утором, – командор выдохнул и плюхнул содержимое стакана в глотку. Жидкость обожгла нёбо и приятным теплом опустилась по пищеводу в желудок.
Инквизитор усмехнулся над тостом и повторил нехитрые движения.
– Итак, слушай, – сказал командор, морщась и наливая по второй, – это может показаться тебе ооочень странным, если не бредом сумасшедшего, а тем более не ересью, но, всё таки выслушай меня, как я тебя, – он взял книгу и положил её перед собой. – Я знаю, что Аднимистратум ведёт генеалогические древа знатных особ Империума и тех кто идёт в Астратес, значит там ест и мое, но до какого-то определенного колена. На самом деле семья Картманн ооочень древняя. И сейчас я тебе это докажу – командор взялся за стакан, поднял его вверх и произнёс, – Чтоб скверна гибла от вида наших священных доспех.
– Хороший тост, надо запомнить.
– Не перебивай. Так вот, – он открыл книгу на первой странице. Книга представляла собой рисунок огромного генеалогического древа корнем которого на первой странице был человек по имени Крафткраммер Картманн а рядом стояли годы жизни, по всей видимости он попал в промежуток когда Императору было на вид лет 12. От него исходило огромное количество ветвей с огромным количеством различных имен и различны фамилий и от него же тянулась зеленая полоса ствола древа. Командор указал пальцем на корень и сказал, – это мой прямой предок, он жил на древней Терре. Он был рыцарем, в принципе можно сказать, он был космодесантником своего времени, во время одного из походов, они называл их «Крестовыми» в сражении ему удалось убить одного из демонов хаоса, помогавшего войскам противника. Представь! Даже тогда люди встречались с демонами хаоса, но не подозревали этого! – они снова выпили, – После битвы он встретил нашего Императора. Император открыл ему правду о мире и он присягнул на службу ему. Какое-то время он путешествовал с Императором нашим, но вскоре стал слишком стар для этого и сказал, так во всяком случае говорит легенда которую мне рассказал мой дед, а ему – его а ему – его, он сказал: «Мой Император, так как я лично не могу больше путешествовать с вами, пусть это делает моя душа, закованная в меч». Император принял меч, но вскоре вернул его семье с наказанием чтоб первого ребенка в семье называли в честь Крафткраммера Картманна и меч передавали по наследству. И мы до недавних пор соблюдали эту традицию. Я уже хотел отправить меч на Терру с тобой, чтоб ты его передал к Золотому Трону. Но так как мой сын жив, он теперь обязан взять нашу фамилию и имя своего предка и в последствии принять этот меч по наследству. За наши победы, – и снова текилла разошлась теплом по телу.
– Это мне больше всего сказки на ночь для маленьких детей напоминает.
– Мне тоже так казалось, пока я сам не увидел это.
Командор аккуратно развязал тесемки, связывавшие объект интереса Инквизитора, развернул ветошь и явил миру «Карателя». Двуручный меч невероятной длинны даже для космодесантника в чёрно-зеленых тонах ордена. Картманн с почтением извлёк меч из ножен. Ярко-зеленые лезвия играли бликами в ярком освещении, а ребро жесткости было черно как крыло ворона. У меча не было острия он был скорее предназначен для рубящих ударов. Командор бросил ножны на кровать и взялся за всё древко, встав в боевую стойку. Меч сразу же лег в руки словно он был изготовлен для него. Выражение на лице командора изменилось с расслабленного на боевое.
– Не продырявь обшивку, – с улыбкой заметил Владислав.
Через мгновение на лице командора можно было прочесть обеспокоенность.
Сказки оказались правдой, и плюс к тому меч содержал в себе часть мощи самого демона, так что после смерти обладателя душа его переселялась в меч и встречалась там с его бывшими обладателями, и они могли общаться с нынешним обладателем меча. Теперь в голове командора Картманна творился полный беспорядок.
– Так вот они теперь какие! Всегда хотел посмотреть на них через 40000 лет.
– Эт мой внук! Не троньте его!
– Дед?!
– Молчите все!
– Первый Крафткраммер?
– Да, сынок. Это я. Я должен тебя предостеречь, хотя ты наверное и так всё понял. Я совершил большую ошибку тогда, когда добавил в сплав кровь демона и Император наказал нас, однако и Хаос охотиться за этим мечом, если он попадёт не в те руки, ты наверно понимаешь что будет, ты парень сообразительный… когда будешь один, достань нас, поболтаем.
– Картманн!! Что с тобой!? С тобой всё нормально? – Инквизитор тряс командора за плечи.
– Да, да… всё нормально. Просто что-то… не знаю как даже тебе сказать.
Остальная часть вечера прошла под знаком стаканов и оставшихся полутора бутылок. Время шло незаметно, командующий 13 легионом ордена Имперских Хранителей Крафткраммер Карман и Инквизитор Ордо Малеус Владислав Ленин настолько сдружились что без зазрения совести рассказывали о своих любовных приключениях и пошло шутили. А «Каратель» стоял в углу и поблескивал зеленоватым свечением.
Всё было бы ничего, если бы на пол последней бутылки в каюту бы не ворвался офицер из обслуживающего персонала:
– Командор Картманн, Инквизитор Ленин. У нас чрезвычайное положение на поверхности планеты, вам необходимо явиться на мостик.
По команде из мозжечка все железы начали ускоренную работу выводя алкоголь из организма, благо организм космодесантника это позволяет, и через четыре минуты командор был трезв как стёклышко. А Инквизитору пришлось принять какую-то микстуру из своего багажа, что помогло ему протрезветь. И через пять минут все были на мостике.
– Докладывайте, – привычно рявкнул командор Картманн…

@темы: Литература и фанфикшен

Комментарии
2007-03-03 в 22:35 

dr.kartmann
it's better to be insane than stupid
а это тот самый каратель.

2007-03-04 в 22:25 

"Бойтесь нашего гнева"
Классно! :five:
Единственное что хочется отметить,Сангвиний был примархом кровавых ангелов )))

URL
2007-03-04 в 22:56 

dr.kartmann
it's better to be insane than stupid
Сангвиний так Сангвиний.

2007-03-05 в 16:40 

"Бойтесь нашего гнева"
dr.kartmann
Блин, а вообще чем то напоминает бразильский сериал ))))

URL
2007-03-05 в 22:57 

dr.kartmann
it's better to be insane than stupid
это только этот рассказ. в следующем будет кровавое месиво.

2007-03-05 в 23:38 

"Бойтесь нашего гнева"
dr.kartmann
Черт,заинтриговал!

URL
2008-08-08 в 13:31 

гы гы гы

URL
2008-08-08 в 13:32 

есть кто скем можно поговорить

URL
   

Warhammer 40 000 и прочие жестокие вещи

главная