Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:11 

Ересь Хоруса .

"Бойтесь нашего гнева"
ОСАДА ЗЕМЛИ
'Лучше умереть ради Императора, чем жить ради себя'

Бомбардировка планеты началась на тринадцатый день месяца Секундус, в 30014 году. С орбиты штурмовые корабли Командующего обрушили вниз бесчисленное количество ракет и смертоносных энергетических лучей. Их целью было уничтожение укреплений вокруг Императорского Дворца и на позициях, препятствующих массированному вторжению на Землю. К тому времени пали почти все лунные базы, был разгромлен и рассеян защищавший Землю космический флот. На всем пространстве огромного Империума бушевала ожесточенная гражданская война.
Обезумевшие от крови воины сталкивались в яростных схватках на бесчисленных мирах. Одни были до конца преданы Императору. Другие присягнули на верность Командующему Хорусу, и, через него, темным силам и богам Хаоса. Везде царила сумятица и неразбериха. В это время происходили величайшие битвы в человеческой истории. На мире-мегаполисе Транксе свыше миллиона воинов погибло за один день на смертоносных полях Пендрагора. В пылающих пустынях Талларна в величайшей танковой битве всех времен и народов сошлось свыше пятидесяти тысяч бронированных машин. После высадки на Ванахейме три мегаполиса были полностью уничтожены высадившимися мятежниками, поскольку преданные Императору защитники планеты сопротивлялись до последнего человека.

Подобно раку Ересь поразила все действующие структуры Империума. И все-таки находились люди, которые, тем не менее, пытались вырезать эту опухоль. Однако судьба галактики тогда решалась на Земле, бывшей сердцем человеческой реальности. В эти последние дни небо планеты было черным от поднятой в воздух пыли и копоти, сама земля содрогалась под гигантским давлением. Тектонические плиты сдвигались под ударами бомбардировки. Горы становились равнинами, моря испарялись, превращаясь в соленые пустыни. Дожди из крови и пепла лились с темного неба. Появились пророки, говорившие о конце света, и с ужасом слушали их обезумевшие люди. Отвратительно искаженные корабли, полные потерянных и проклятых созданий, висели на орбите над опустошаемым миром. И лишь очень немногие уцелевшие при бомбардировке части оборонительных систем Адептус Механикус были готовы к отражению массированного вторжения.

Остатки Императорской армии держались, надеясь на чудо, лишь очень немногие надеялись на прибытие подкреплений. Император лично руководил обороной его крепости-дворца, стоя во главе Адептус Кустодес, его элитной гвардии. С ним был Сангвиниус, белокрылый Примарх Кровавых Ангелов и его Легион Космического Десанта. На территории Дворца окапывались группы Адептус Арбайтус.

Императорский дворец был не единственным бастионом сопротивления, были и другие. Все предусмотрительно укрепленные города планеты наполнялись срочно призванными солдатами. Глубоко под Крепостью-Монастырем Легиона Имперских Кулаков мрачный Рогал Дорн вел своих космодесантников на последнюю молитву. В подземельях оружейных фабричных комплексов техножрецы Адептус Механикус откладывали в сторону рабочие инструменты и вооружались наводящим ужас оружием их Ордена. В руинах пылающих зданий Ягатай Хан, Примарх Легиона Белых Шрамов, отдавал своим десантникам последние инструкции, готовясь к вылазкам и молниеносным ударам, которыми так славился этот Легион. Три полностью укомплектованных Легиона Титанов стояли, готовясь защищать Императора.

Как только земля переставала содрогаться под ударами орбитальной бомбардировки, танковые подразделения пробивались по исковерканной поверхности планеты, стараясь занять позиции в местах предполагаемого вторжения. Храбрые люди снова и снова проверяли оружие, читая последние молитвы.

Выстрелы оборонительных лазеров редкими прочерками пронзали угрожающе темневшее небо, пока наступившая ночь не была прервана вспышками плазмы из двигателей бесчисленного количества сбрасываемых десантных капсул. В укреплениях планеты даже имперские Космические Десантники содрогнулись, чувствуя приближение их бывших Братьев Десантников, продавших души Тьме. Многим виделись искаженные лица Примархов, перешедших на сторону Мрака. Ужас охватывал защитников Императора.

* * *
Достигшие земли капсулы исторгали из себя величайших воинов Хаоса, Космических Десантников потерянных Легионов. Это были уже не те лучшие человеческие воины, о которых когда-то складывались легенды. Странные искаженные фигуры, тела, измененные силами Хаоса, ничего светлого не осталось в их изуродованных душах, прошедших посвящение темным силам. Те изменения, что произошли с перешедшими в Хаос Космическими Десантниками, в еще большей степени коснулись их Примархов. Они были лучшими, наиболее уважаемыми созданиями Императора, и падение их было гораздо более сильным. Бывшие товарищи с трудом узнавали их, ибо превратились они в создания, подобные ликующим демонам.

Могущественный Ангрон отдавал приказы своим последователям, пьяным от крови Пожирателям Миров. Размахивая своим гигантским рунным мечом, сразу после высадки он организовал атаку против защитников Космопорта Стены Вечности. Вокруг его одетых в красные бронекостюмы слуг засияла стена вспышек болтерного огня. Несмотря на открытый по ним ожесточенный ответный огонь, они наступали, проливая реки крови во славу их кровожадного бога.

Ведомые тихим спокойным голосом Примарха Мортариона, Десантники Легиона Гвардии Смерти появлялись из отвратительно гноящихся коконов посадочных капсул и бросались в атаку на охваченных ужасом врагов. Таинственные руны на древней боевой косе Мортариона ярко сверкали в ночи, когда он жестами отдавал сигнал к атаке. Магнус Рыжий с триумфом смотрел своим единственным глазом, как его маги-воины Легиона Тысячи Сынов произносили заклинания, призывающие силы тьмы. Яростный огонь защитников встретил высаживающийся Легион Детей Императора. Но, даже падая, раненые громко пели хвалебные молитвы во славу их Примарха Фулгрима. Предавшие Императора Космические Десантники волнами бросались вперед, вырезая все живое на своем пути.

Может быть, многие защитники просто обезумели от ужаса. Возможно, влияние Хаоса проникло гораздо глубже, чем многие подозревали. Возможно, нашлись глупцы, полагавшие, что они смогут сторговаться с Вечным Врагом. Что бы ни было причиной, но в тот момент было совершено еще одно гнусное предательство. Многие подразделения Имперской Армии, присягавшие на верность Императору, изменили ему сразу после высадки первой волны Космических Десантников Хаоса. Было, похоже, что это происходило по заранее обусловленному плану. Совершая один из величайших актов предательства в истории Человечества, они повернули оружие против своих же боевых братьев, вырезая их подобно диким псам. Так пал перед мятежниками Космопорт Врата Львов.

После захвата Космопорта еретики запели их безумные молитвы. Начал мерцать воздух, исторгая сквозь рвущуюся ткань мироздания ужасающих демонов. Они шли из Искривленного Пространства, шли, чтобы внушать страх и ужас, чтобы убивать. Уцелевшим защитникам тогда казалось, что пришли последние дни Человечества. Гигантские крылатые Кровожады (Bloodthirsters) триумфально мчались сквозь плачущие небеса. Размахивая кристаллическими клешнями, на пирамидах, сложенных из трупов, танцевали порочные танцы Хранители Секретов (Keepers of Secrets). Великий Нечистый (Great Unclean Ones) с хихиканьем двигался по разрушенным улицам, оставляя повсюду омерзительные лианоподобные побеги, несшие нечистоты и болезни. Таинственные Лорды Перемен (Lords of Change) восседали на вершинах башен и статуй, наблюдая пришествие Хаоса в сердце Человечества.

Могучие корабли начали спускаться с орбиты, надеясь подавить защитников своими размерами и числом. В отличие от маленьких посадочных капсул, они представляли прекрасные цели для оружия оборонявшихся. И битва за Землю начала разворачиваться по еще более ожесточенному сценарию.

Защитные лазеры сбивали медленно снижающиеся корабли, обрушивая тысячи тонн раскаленного металла смертоносным дождем вниз, на поверхность. Один из гигантских кораблей потерял контроль над управлением и врезался в жилой комплекс, убивая сотни тысяч укрывавшихся там мирных жителей. Другой упал на Землю, извергая своих пассажиров в образовавшееся озеро расплавленной пузырящейся смолы и пластали. Судно Псов Варпа было просто испарено и имя этого Легиона Титанов навсегда ушло в историю.

Сразу после высадки в Космопортах изменники бросались вперед, штурмуя укрепления защитников. Их первой задачей было заставить замолчать защитные лазеры, доставлявшие им столько неприятностей при высадке. Восставшие были встречены ожесточенным огнем защитников - отчаянных людей, которые видели, от кого они защищают свой дом и своего Императора. В тенистых узких улочках вокруг Космопортов кипели яростные схватки, часто переходящие в рукопашную. Пули и ракеты несли свой смертоносный груз от здания к зданию. Танки предателей грохотали по мостовым площадей и скверов, башни вращались, посылая огонь по наспех возведенным баррикадам их бывших товарищей. Вскоре защитники Космопорта Стена Вечности были отброшены по периметру и орды Главнокомандующего полностью овладели посадочным полем.

Все больше и больше причудливо искривленных транспортных кораблей спускалось с орбиты. Севшие, они напоминали уходившие в небо кошмарные колонны. Мрачные изображения на корпусах кораблей пылали злобой мрака. Медленно открывались высадочные двери – в сотни метров длиной и в километры высотой. Из открывавшейся за ними багровой тьмы, гулко громыхая, начали появляться боевые машины, потрясавшие воображение своими чудовищными размерами. Это шли Титаны Искривленного Пространства, Ворпа, броня их корпусов причудливо плавилась и изменялась, приобретая новые очертания благодаря энергиям Хаоса. Вместе с ними высаживались люди, управлявшие этими машинами. Некоторые из этих отвратительно измененных Титанов имели странно выглядевшее оружие, другие выглядели гадкими гибридами металла и органики. С них свешивались металлические щупальца, пикообразные наросты покрывали броневые плиты. Двигатели ревели, подобно голосам разъяренных диких животных. Взметнулись знамена, Титаны Штормовых Лордов и Легиона Пылающих Черепов двинулись вперед. Предатели, находившиеся в Космопорту Львиных Врат, диким ревом приветствовали возвышающиеся черные боевые машины, они видели в них воплощение силы их хозяина – кровавого бога Кхорна.

Подкрепленные этой свежей волной, орды Хоруса неслись, двигаясь сквозь потрясенные и деморализованные Имперские войска по направлению к возвышавшимся стенам Императорского Дворца. Воины Кхорна, восседавшие на Джаггернаутах, рвались вперед, прокладывая дорогу сквозь мрамор и сталь зданий внешнего дворцового комплекса. Орды рогатых наездников на дисках Тзинча парили в воздухе, поражая защитников сгустками колдовской энергии. Рейдеры на конях Слаанеша рассеяли пехоту Имперской Гвардии и достигли Мрачных Ворот.

Вокруг стен Дворца имперские солдаты постоянно совершали вылазки, пытаясь отбросить атакующих назад, прежде чем прибудут основные силы Хаоса. Люди погибали здесь тысячами. С огневых точек и орудийных платформ на дворцовых стенах расчеты имперских орудий обрушивали огневой вал вниз, выкашивая наступающих. Снова и снова улицы вокруг дворца очищались от еретиков. Снова и снова новые враги двигались вперед, занимая их место.

Постепенно становилось понятно, что ход битвы поворачивается против Императора. Космопорты были полностью захвачены миньонами Главнокомандующего. Сотни тысяч солдат были десантированы с орбиты. Козлоголовые люди-животные, бормочущие мутанты и отвратительные бесформенные создания Хаоса волнами катились с севших кораблей. Под знаменами с изображением глаза, символом Хоруса, лакеи четырех великих сил Хаоса слаженно двигались вместе. Восседая на транспортерах, скрываясь позади гигантоподобных созданий и цепляясь по сторонам различных боевых машин, они прокладывали свой путь к Императорскому Дворцу.

Когда защитники дворца глядели вниз на это бескрайнее море грязи, их сердца холодели. Они видели, как демоны смешивались с безумными культистами, как шли тролли и люди-животные, они видели еретиков Космических Десантников и предателей из Имперской Гвардии. Но среди защитников к тому времени оставались только очень сильные люди, сильные как духом, так и телом. Они были готовы биться в полном окружении, ведь они верили в Императора как в самих себя. Воины смотрели сверху в темное зеркало своих душ. Там, внизу, воинская храбрость стала безумием берсерков, человеческая проницательность стала хитрым предательством, надежда стала бездушием, и любовь стала отвратительной похотью. Храбрые люди на стенах не желали идти этим путем. Поэтому они должны были стоять и биться или умереть. Они не ожидали пощады от тех, кто был внизу. Это была война, где нельзя было достигнуть почетного мира, это была война до полного уничтожения одной из сторон.

Как-то в момент короткой передышки на поле боя внезапно возникла тишина, и из остановившихся рядов нападавших вперед вышел Примарх Ангрон. Своим громким железным голосом он потребовал, чтобы лойялисты капитулировали. Он сказал, что их положение безнадежно, что они видят перед собой мощь, которой невозможно противостоять. Он сказал, что верность защитников бессмысленна, ведь они слишком слабы, их силы на исходе. В этот момент люди на стенах действительно чувствовали свое бессилие. Глядя на искаженное лицо Примарха, который когда-то был одним из лучших воинов Императора, они видели нечто прежде невидимое, лицо безжалостного Врага, шедшего вместе с бесчисленными ордами и всей дьявольской мощью Хаоса. Потом внезапно раздался шум – на стены поднимались Сангвиниус и его Кровавые Ангелы. Встав наверху, ангелокрылый человек пристально и спокойно глядел на Ангрона. На какой-то миг их взгляды встретились. Они словно оценивали друг друга, осматривая бронекостюмы в поисках повреждений, любого другого признака слабости или усталости. Кто знает, может быть, они разговаривали при этом. Ведь они могли общаться телепатически, брат Примарх с братом Примархом. Это уже никогда не станет известным. В конце концов, Ангрон повернулся и пошел за линии своих воинов. Идя, он говорил своим солдатам, что уцелевших не должно остаться, что они должны убить всех, кого найдут во дворце. Камня не должно было остаться на камне.

С диким ревом орды наступавших бросились на стены. Великие Повелители Битв (Lords of Battle) клонились вперед, двигаясь на железных колесах, сокрушая все на своем пути, разряжая обоймы ракет и превращая стены дворца в пылающий океан смерти. Огнеметчики посылали волны пламени, сжигающие все на своем пути. Расплавленное стекло стекало по стенам, обваривая находившихся внутри стен и зданий дворцового комплекса. Многоколесные Котлы Крови (Cauldrons of Blood) пускали струи непристойных демонических выделений в защитников. По этим отметинам на защитников бросались гончие Кхорна. На позиции выдвигались Титаны Хаоса, вооруженные специально сконструированными осадными орудиями. С орбиты боевые крейсеры сбрасывали мегатонны взрывающейся смерти на осажденную крепость.

Каждый верный Императору воин знал, что он почти мертв, что не было способа выжить после прихода демонической армии. Солдаты бились с отчаянной лютостью людей, загнанных в безвыходное положение. Бились до последнего патрона, разряжая магазины в Павших, потом бросались в последнюю рукопашную схватку. Трижды орды нападавших бросались в атаку и трижды они были отброшены назад, во многом благодаря беспримерной стойкости Сангвиниуса и его Кровавых Ангелов. Уставший Примарх командовал защитниками, подбадривая сломленных, говоря слова утешения смертельно раненым, возглавлял контратаки, когда в этом возникала нужда.

Однако очень медленно, преодолевая его усилия, силы Хаоса прорывали оборону. Казалось, что количество нападавших нескончаемо, как количество песчинок на морском дне, и Хорус смело жертвовал этими песчинками.

В других укрепленных точках планеты Имперские силы неистово дрались, пытаясь деблокировать осажденный дворец. Легионы Титанов подобно ножу врезались в армии мятежников. Отряды Белых Шрамов постоянно обрушивались на фланги. Но попытки затормозить продвижение мятежников были неудачны. Пробиться сквозь обезумевшие от крови орды было почти безуспешной задачей. Четыре одержимых демонами Примарха вселяли в своих последователей дьявольскую храбрость. На место каждого погибшего воина Хаоса тут же вставало двое новых, дравшихся с не меньшей яростью.

Глядя на происходящее с орбиты, Главнокомандующий испытывал удовлетворение. Если дворец падет и Император будет мертв, Легионы лоялистов, рассеянные по галактике, потеряют их сердце и война будет выиграна. Без психического щита Императорской энергии человечество вскоре станет добычей Хаоса. И Хорус будет с триумфом стоять среди руин величайшей человеческой империи. Он будет подобен богам, он сам станет новым, очень яростным и очень сердитым богом! Но если он не победит в ближайшее время, то к Императору начнут прибывать подкрепления, собирающиеся сейчас во всех углах галактики. Тогда положение восставших значительно осложнится. Для Главнокомандующего штурм дворца был отчаянно рискованным мероприятием, ведь на карту было поставлена судьба галактики. Поэтому все его силы были брошены в атаку. Пока дела шли хорошо, ему казалось, что его мощь непобедима…

День за днем продолжалась осада, число погибших росло – тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч… Освобождая проходы в районе Мрачных Ворот, бульдозеры и танки расталкивали валы мертвых тел. Титаны Хаоса били по стенам, специально сконструированные ракеты оставляли в каменной кладке стен огромные воронки. Императорские Титаны Легиона Огненных Ос отвечали очередями из пушек ''Вулкан''. Становилось трудно дышать от запаха горящей человеческой плоти – горели сложенные курганы трупов в десятки метров высотой. Хлопья пепла опаляли дыхание защитников. На главной Храмовой Площади Пожиратели Миров сложили пирамиду из обугленных человеческих черепов высотой в двадцать метров. По ночам дикие песнопения безумных культистов разносились по пустынным улицам, лишь демонические создания передвигались среди руин.

Медленно, цепляясь за каждый метр, защитники отступали. Гигантские стены дворца были пронизаны сотнями километров коридоров и тупиков. Внутри этого лабиринта постоянно возникали рукопашные схватки, заполняя целые секции окровавленными трупами. Видя, что наступление идет слишком медленно, Хорус приказал Титанам Легиона Мертвая Голова сосредоточить усилия на проламывании проходов в полуразрушенных дворцовых стенах. С лютой злобой шли в атаку гигантские боевые машины Повелители Войны. Несмотря на потери, им удалось полностью уничтожить несколько частей стены, и силы Главнокомандующего хлынули внутрь, на дворцовую землю.

В это время Примарх Ягатай Хан разработал новый план. Просочившись сквозь порядки наступающих, его силы бросились на Космопорт Львиных Врат. На острие удара шли бритоголовые воины Легиона Белые Шрамы, их атаку поддерживали остатки Первой Бронетанковой Дивизии и уцелевшие подразделения Гвардейцев Армии Гурада. Бросившись на ошеломленных еретиков, войска Хана отбили у них Космопорт и, заняв круговую оборону, стали отражать контратаки. Снабжение людьми и материалами войск, атакующих Дворец, было сокращено наполовину. Эта удача окрылила защитников Дворца. Они перешли в контратаку, пытаясь отбросить нападающих и отбить Космопорт Стена Вечности, однако здесь силы Главнокомандующего были более подготовлены. Атакующие были отброшены мятежниками, атака захлебнулась. Хорус хорошо знал, как важны линии снабжения и места прибытия подкреплений.

Сразу после этого мятежники пошли на штурм внутренних строений Дворцового Комплекса. Ожесточенные бои кипели в садах. То, что раньше было густыми парковыми зарослями, превратилось в поля смерти. Люди использовали статуи для укрытия и монументы как бункеры. Потоки крови смешивались с водой прудов. Пылали кроны древних деревьев. Запах гари смешивался с острыми запахами оружия и машин, с запахом смерти. Сутками не спавшие воины с воспаленными красными глазами бились до последней капли крови. Наскоро сооружаемые траншеи покрывали прежде прекрасные луга. Снайперы убивали людей десятками, когда те пытались глотнуть солоноватой от крови воды из полуразрушенных фонтанов. Обе стороны бились с неописуемой жестокостью и яростью. Обе стороны чувствовали, что конец близок.

Когда на одном из участков началось отступление защитников во Внутренний Дворец, Сангвиниус лично защищал Ворота Вечности до тех пор, пока последний раненый защитник не был унесен внутрь. Когда гигантские керамические ворота стали закрываться, на него бросился гигантский Кровопийца Кхорна. Ужасающие когти Демона сомкнулись на горле Примарха. Сангвиниус взмыл в воздух. Ангел и Демон боролись над сражающимися армиями. Обе стороны замерли, наблюдая за титанической схваткой. Это был бой, редко видимый человеческим глазом. Казалось, что ожили древние легенды, ведь в небе сошлись два начала, Хаос и Порядок.

Силы уставшего Сангвиниуса подходили к концу. Извернувшись, Демон когтями вспорол грудь ангелокрылого воина. Из глоток еретиков вырвался рев триумфа, когда они увидели падающего на крышу здания Примарха. От удара задрожал гранит. Стон ужаса пронесся среди Кровавых Ангелов, когда они увидели неподвижно лежавшего Примарха, и стоявшего над ним Демона, с упоением кричащего боевой клич. Однако лежавший Ангел со стоном приподнялся, обхватывая руками отвратительное создание. Собрав все свои силы, он приподнял демона вверх, затем резко опустил, переламывая его спину о свое согнутое колено. Говорят, что вокруг головы Сангвиниуса засветился нимб, когда он обрушил изуродованное тело демона на головы приближающихся еретиков. С испугом и смущением глядели они на мертвое создание хаоса, их наступательный порыв захлебнулся. Отбив атаку, защитники дворца успели закрыть Врата Вечности.

Прорвавшаяся Небесная Крепость (Sky Fortress) доставила во внутренний дворец Рогала Дорна и остатки его Имперских Кулаков. Верный Примарх прибыл, чтобы встать и умереть рядом с Императором в его последний час. Небесная Крепость двинулась прочь от дворца в отчаянной попытке найти Ягатай Хана и вернуть его войска во дворец. Но она была подбита открывшим по ней огонь Легионом Титанов Мертвая Голова. Погибая, командир крепости направил искореженную машину в центр орд Хаоса. Когда взорвался плазменный реактор, казалось, что новое солнце взошло над землей. Возник кратер, достигавший трех километров в диаметре. Те, кто находился во дворце, теперь знали, что они полностью одиноки, полностью отрезаны. Только чудо могло спасти их. Начинался последний штурм. Сквозь гигантские бреши во внешней стене Дворцового Комплекса все больше и больше вооружения и живой силы доставлялось внутрь. Главнокомандующий делал все для того, чтобы ускорить уничтожение его бывшего повелителя.

На подходе к системе был верный Императору флот под командованием Лемана Русса и Лиона Эль-Джонсона. Это были свежие армии Космических Волков и Темных Ангелов, спешившие на помощь Империуму. У Хоруса оставалось совсем немного времени, чтобы уничтожить последнюю надежду Человечества. Это означало, что время играет не на руку Главнокомандующему, что его ставка на штурм Земли может быть провалена.

Хорус был первым среди павших, с властью бога и силой демона. Он решил попытаться разыграть отчаянный гамбит, он должен был быстро убить Императора. Он отдал приказ глушить все возможные средства связи защитников, так, чтобы они не могли получить надежды на спасение. Кроме того, он использовал свою психическую энергию, чтобы блокировать ментальную связь Императора с другими Примархами. После этого он убрал силовые щиты, окружавшие его корабль. Это было приглашением и персональным вызовом Императору. Хорус знал, что Император не откажется лично поразить своего самого опасного врага.

Император принял вызов. Он сам, бывшие с ним Примархи и небольшая группа отборных воинов телепортировались на борт боевой баржи Главнокомандующего. Хорус использовал свою энергию, чтобы отделить Императора от его спутников. При телепортации лоялисты попали в разные точки его отвратительно изуродованного корабля. Сангвиниус был перенесен прямо в его тронную комнату. Главнокомандующий предложил Кровавому Ангелу перейти на его сторону, надеясь, что воины крылатого Примарха будут полезны, когда прибудут Космические Волки и Темные Ангелы. Сангвиниус отверг соблазн. Охваченный гневом Хорус бросился в атаку. Даже в прежние времена Кровавый Ангел не мог победить Главнокомандующего, а сейчас, будучи серьезно раненым и уставшим, он и вовсе не имел шансов. Хорус убил его своим Молниевым Когтем перед троном Хаоса, одарившего его такой силой.

Император нашел Хоруса вскоре после этого и то, что случилось далее, стало достоянием легенд. Столкнулись два величайших воина в истории Человечества. Металл столкнулся с металлом, сила с силой, разум с разумом. В этой схватке сошлись два вечных начала и две полных противоположности. И хотя на стороне Хоруса были все силы богов Хаоса, Император поразил его насмерть, хотя и сам был ужасно ранен в этом поединке.

Волна психического шока устремилась с криком умирающего Хоруса сквозь обычное и Искривленное Пространство. С криком на Земле гибли демоны, оцепенев, стояли восставшие Примархи. Они чувствовали, что погиб их лидер, а не враг, на смерть которого они так надеялись. После гибели того, кто был символом восстания, ничто более не объединяло мятежников вместе. Они были деморализованы и растеряны. Когда распространилась весть о прибытии свежего Имперского флота, восставшие поняли, что пришло время бежать.

Внутри периметра Космопорта Львиных Врат Ягатай Хан и горсть его израненных воинов с изумлением смотрели, как орды нападавших остановились в смятении, а затем стали разбегаться. Ангрон, Фулгрим, Магнус Рыжий и Мортарион вместе с Космическими Десантниками их Легионов грузились на корабли и улетали, бросая всех остальных последователей Хаоса на произвол судьбы. Ступая на борт корабля, Ангрон повернулся и погрозил кулаком в сторону величественного здания Дворца, которого он так и не смог достичь. Сжавшись, он прошел внутрь корабля: теперь он и другие мятежники будут жить вечной надеждой на мщение. Битва за Землю была проиграна Хаосом, Ересь Хоруса закончилась.

Потрясенный Рогал Дорн нашел израненное тело Императора среди обломков тронной комнаты Главнокомандующего. Сквозь искалеченные губы Император шептал инструкции по созданию саркофага, его Золотого Трона. Дорн улыбнулся – у него появился шанс спасти Императора. Ведь пока был жив Император, была жива надежда. А пока жила надежда, жил Империум. Старый Примарх возвращался на Землю. Впереди было еще очень много работы.

ПОСЛЕСЛОВИЕ:
Одна из легенд, издревле хранимая культом капелланов Легиона Кровавых Ангелов: Тьма, сомкнувшаяся над Императором, была одним из самых тяжелых последствий Ереси Хоруса. Но даже это огромное горе могло быть гораздо больше, если бы не Сангвиниус, Примарх Легиона Кровавых Ангелов, Крылатый Ангел, бывший тогда правой рукой Императора и самым преданным сторонником Мастера Человечества. Когда началась битва на орбитальном транспорте Великого Предателя, Сангвиниус первым нашел его, сразился и был уничтожен проклятым Главнокомандующим. Мертвый Ангел пал к ногам отвратительного создания. Так это выглядело, когда Император нашел своего величайшего врага и своего наиболее верного друга. Так началась битва за Сердце Человечества, над телом Крылатого Ангела.

Говорят, что Император смог нанести Хорусу смертельное ранение лишь потому, что до этого погибающий Сангвиниус в бою повредил бронекостюм предателя. Говорят, что умиравший Примарх смог разбить Алтарь Зла, Соединявший Хаос с Хорусом, и, умирая, он дал Императору единственный шанс навсегда уничтожить Великого Предателя.

Среди храмов всех Примархов лишь храмы Сангвиниуса стоят рядом с храмами Императора, всегда справа. Его имя всегда называется первым среди тех, кто получил жизнь для того, чтобы ее оберегать. Его память прославляется в святой праздничный день, именуемый ''Сангвиниана'', когда адепты по всей галактике накалывают на грудь, красные знаки Лорда Ангела, чтя его первым из всех Примархов.

АБОРДАЖ КОРАБЛЯ ВАРМАСТЕРА
Даже сквозь щиты удар заставляет содрогнуться императорский дворец. Со стоном истязаемого камня ангел опрокидывается из своей ниши в высокой стене тронной залы и разбивается о мраморный пол километром ниже. Скульптура разлетается на миллион кусочков. Осколки камня мелькают по холлу подобно шрапнели.

Со своего трона Император видит, как его воины переминаются в нерешительности. Этот холл вмещает десять тысяч человек, бывалых ветеранов, и теперь все они в панике. Он знает, что они более испуганы его молчанием, нежели чем врагом. Они ждут его руководства, а он не может отдать ничего.

В первый раз за свою тысячелетнюю жизнь Император познал отчаяние. Размах поражения ошеломляет его. Лунные базы пали. Большая часть Земли под пятой Вармастера. Мятежные Титаны окружили дворец, и их удерживают только отчаянные усилия горстки верных. Это только вопрос времени, когда будет сломлена оборона дворца, и падут последние бастионы сопротивления.

"Сир, каковы ваши приказы?" - спрашивает Рогал Дорн, массивный темноволосый Примарх Имперских Кулаков. Его золотой доспех потерял свой лоск, получив выбоины в дюжине мест от огня болтеров. Император не отвечает. Он ушел в себя, ища ответы на свои вопросы.

Он вступил, наконец, в темное место, во времена испытаний, в эру, скрытую от его провидческого взора, и за которой он не может узреть ничего. Момент, которого он всегда ужасался, настал. "Истекло ли мое время?" - вопрошает он. "Не здесь ли все и завершится? Не потому ли это, что я достиг пределов своей предсказательной силы? Не здесь ли я умру?"

Он испытывает чувство удивления. Даже сейчас, когда силы Изменника Вармастера ломятся в ворота, он с трудом верит в то, что его предали.

Хорус был больше, чем верным товарищем, больше чем любимым сыном. Из всех Примархов Император полагался на него в наибольшей степени. Ни на секунду Император не сомневался в нем, даже когда пришла весть с Диких миров о том, что Вармастер собирает войска. Он обманывал себя, полагая, что Хорус имеет достаточные основания поступать так без консультаций с ним. "Я должен был быть предупрежден отказом своего предвидения" - думает он.

"Сир, каковы ваши приказы?" - вопрошает Кейн, действующий Генерал-Фабрикант Адептус Механикус. Он глядит на Императора сквозь стеклянные щели бронзовой маски, а причудливая игра света превращает их в обвиняющие глаза. Снова, Император не отвечает. Общество Кейна напоминает ему, что даже глава Адептус не заслуживает безусловного доверия. Начальник Кейна, бывший Генерал-Фабрикант, решил примкнуть к Хорусу.

На Марсе разгар войны между группами Техножрецов. Извлечено древнее запретное оружие. Вирусные болезни убивают миллионы. Фузионные бомбы уродуют землю.

Так много будет утрачено. Император думает о медленной кропотливой сборке кусочков старой науки воедино. Библиариум Технологий ныне в огне, информационные ядра древних систем в расплаве. Время перестройки истекло. Великий Крестовый Поход, настолько же поиск знаний, насколько война за возвращение человеческих миров, закончен. Предательство Вармастера - тому свидетельство.

"Сир, каковы ваши приказы?", - спрашивает Сангвиниус, ангелокрылый Примарх Кровавых Ангелов. Он взирает на Императора горящими глазами, его лицо маска ужасной красоты.

Император знает, что они рассчитывают на его руководство. Они все еще верят в него. Они думают, он может вывести их из этой ловушки. Они ошибаются.

Хорус является величайшим, кого знала Галактика. Кому это известно лучше, чем его создателю? Хорус обучен столетиями войн. В плане не будет ни просчета, ни лазейки. Вармастер должен быть сумасшедшим, чтобы оставить хоть одну.

Император глядит вниз на своих последователей, видит доверие, написанное на лицах, чувствует тяжесть ответственности, которую он несет.

Он знает, что ради них, он должен попытаться, даже если это безнадежно.

Он бросает вдаль свой просветленный взгляд, пускает свой разум плыть над разрушенными садами дворца, над полями, где сражаются колоссальные Титаны под извивающимся светом луны. Он видит, как под ним разворачивается целая война, как его жалкие Легионы сметаются превосходящими предательскими ордами. Он достигает неба, где чувствует флот линейных барж, которые сыплют орбитальный рок на истерзанную землю. Среди этих тысяч мерцающих точек он находит Вармастера. В Императоре загорается огонек надежды. Щиты корабля Хоруса выключены. Он коротко интересуется почему. Неужели уверенность предателя так огромна? Желает ли он наблюдать битву лично, или это ловушка? Император касается корабля и отдергивается оттого, что он почувствовал внутри. Как мог Хорус сотворить это, заключить договор с наиглавнейшей мерзостью мироздания?

Император приходит к решению. Ловушка или нет, это единственная возможность, которую он получит. У него нет выбора, как только ухватиться за нее; положение настолько отчаянное. Едва его дух вернулся в тело, Императора поражает зловещая мысль о том, что Хорус, должно быть, знает обо всем этом.

"Каковы ваши распоряжения, Сир?", - вновь спрашивает Сангвиниус. Глаза Императора резко открываются. Его голос наполнен властью.

"Готовьтесь к телепортации. Мы принесем битву к врагу".

Люди уверенно улыбаются. Теперь у них есть цель. Пока Император подкручивает координаты телепортации, они идут, без вопросов подчиняясь приказу.

Вспышка света, чувство холода. Они телепортировались на корабль Вармастера. Император тратит мгновение, чтобы сориентироваться, и осознает: что-то пошло неправильно. Он стоит в огромном, искривленном помещении только с несколькими космодесантниками в подчинении. Терминаторы и Примархи не присутствуют. Он спрашивает себя, как это возможно. Мог Хорус рассеять телепортационный луч? Он настолько силен?

Сумасшедшие голоса безумно бормочут внутри его черепа. В каменных стенах огромной комнаты замурованы тела. Их руки тянутся к нему, заключают его в каменные объятия. Император легко сбрасывает их. Его товарищи не так удачливы. Стучат болтеры, освещая дульным пламенем, как космодесантники пытаются отбиться от нападающих демонов.

Человек кричит, пока его затягивает в темные и склизкие стены. Когда он пропадает, рябь разбегается из точки его исчезновения. Меч Императора делает выпады, отсекая конечности, освобождая пойманных космодесантников. Император вызывает свои психические силы. Нимб сверкает вокруг его головы, пока он высвобождает свою мощь. Разрушение приливной волной продирается сквозь демонов, оставляя его людей нетронутыми.

Император сканирует про себя, разыскивая Примархов, но стены линейной баржи сопротивляются его мысленному взору. Он жестом призывает уцелевших космодесантников следовать за ним.

Они бредут по кораблю, искаженному до полной неузнаваемости искривляющей властью Хаоса. Огромные двери-сфинктеры растянуты по стенам из камня, похожего на плоть. Просвечивающие вены несут реки крови вдоль трактов в полу. Ковры слизи покрывают дорогу из языков.

Крылатые и искаженные существа, которые однажды могли быть людьми, пролетают сквозь арки из костей и садятся на выступы из ребер. Космодесантники сглатывают в ужасе. Император старается успокоить их, психически вытягивая из них боязнь этого жуткого места. Он все время сканирует местность, отмечая след Хоруса. Теперь он знает, природу договора, который заключил Вармастер, и страшные последствия его победы.

Они минуют ямы, зияющие как блестящие глотки в полу, проходят эхо ударов далекого гигантского сердца. Их обдают водопады зловонной желтой жидкости, которая каскадами низвергается с обрывов выеденного хряща. Иногда они слышат оружейную стрельбу, но когда они прибывают на место, не находят никого.

Мгла радужных испарений дрейфует в их поле зрения, заслоняя коридоры плотоядного камня. Тучи насекомых роятся на их лицевых пластинах и забивают воздухоотводы. Они переключаются на внутреннюю кислородную подачу.

Они попадают в засады, устроенные суетливыми череполикими существами в доспехах космодесантников. Они отбивают орды мутированных зверей. Один за другим они гибнут. В конце Император остается в одиночестве. Тогда и только тогда ему позволено войти в присутствие Хоруса.

Вармастер стоит, попирая переломанное тело ангела. Позади него истерзанная Земля заполняет иллюминатор - игрушка для Хоруса, чтобы схватить ее одной когтистой рукой. Повсюду лежат тела перебитых космодесантников.

Лицо Хоруса мерцает кровавым внутренним светом, он говорит: "Бедный Сангвиниус. Я предложил ему власть при новом порядке. Он мог бы сесть по правую руку от бога. Увы, он выбрал проигравшую сторону".

Император стоит, пригвожденный к месту, пытаясь выдавить примерзшие к языку слова. В конце концов, он может только прошептать: "Почему?"

Звонко раздается безумный хохот. "Почему? Ты спрашиваешь меня, почему? Неужели все эти тысячелетия не научили тебя ничему? Слабый дурак, твоя робость не дала тебе обуздать силы Хаоса. Ты избегал величайшей власти. Я сковал ее своей волей и поведу человечество в новую эпоху. Я, Хорус, Повелитель Хаоса!"

Император смотрит на бывшего друга и качает головой. Он видит западню, оплетшую Хоруса. "Ни один человек не может повелевать Хаосом" - говорит он тихо. "Ты обманываешься. Ты слуга, а не повелитель".

Яростный взгляд преображает Вармастера. Он вытягивает руку, и пучок силы вырывается вперед. Император кричит, пока агония корежит тело. "Ощути истинную природу моей мощи, и скажи, что я обманываюсь" - рычит Хорус голосом разгневанного бога.

Капли пота выступают на лбу Императора, он укрепляет себя против боли. "Ты обманываешься" - молвит он.

Хорус повторяет жест, и струи чистого яда стремятся по венам Императора. "Я позволил прийти тебе сюда, старый друг, чтобы ты мог узреть мой триумф. Преклони колени предо мной, и я пощажу тебя. Признай нового повелителя человечества".

Отчаянно, Император призывает свою силу и делает выпад. Молния проскакивает между бойцами. Запах озона наполняет воздух. Император прыгает вперед с воздетым мечом. Под скрежет скрещивающегося оружия в битву вступает каждый уровень: физический, духовный и психический.

Потоки силы мелькают, когда схлестываются смертные боги, и судьба галактики балансирует от каждого удара. Рунический меч и когтистая перчатка звенят друг о друга, а этот звук походит на гром. Высвобождаются силы, способные ровнять целые планеты.

Хорус ударом тыльной стороной перчатки отправляет Императора сквозь каменную переборку. Контрвыпад вырывает поддерживающую колонну из потолка, но Хорус пригибается.

Император слышит, как в варпе воют силы Хаоса, насыщая свою пешку еще большей силой. Властелин человечества стоит один против их общей мощи и знает, что проигрывает. Каким-то образом он не может ударить в полную силу по Вармастеру. Хорус не показывает такого ограничения.

Когти перчатки прорезают доспехи Императора, как если бы это была рубашка, проходят сквозь плоть и кость. Император отвечает психическим ударом, предназначенным разрушить нервную систему Хоруса. Хорус смеется, отклоняя удар. Его перчатка хватает Императора за горло, отворяя яремную вену и дыхательное горло. Другой удар рассекает сухожилия запястья, вынуждая меч выпасть из бесчувственных пальцев.

Безумный смех эхом кружит по комнате. Хорус играючи ломает несколько ребер. Шквал энергии обрушивается на лицо Императора, по пути расплавляя плоть, взрывает глазное яблоко, поджигает волосы. Император еле душит хныканье, удивляясь, как он может проигрывать. Чернота грозит поглотить его.

Хорус хватает его запястье, дробя кости в щепки. Кровь толчками выплескивается из горла Императора. Хорус поднимает своего врага высоко над головой и обрушивает на колено, ломая спину.

На секунду Император ведает только тьму, затем вспышка агонии возвращает его в сознание; Хорус вырывает его руку из сустава. Вармастер завывает с торжеством зверя.

Внезапно избиение останавливается. Своим здоровым глазом Император видит, как единичный Терминатор вошел в комнату. Космодесантник бросается в атаку на Вармастера, его штормболтер пылает. Хорус глядит на него и смеется. На мгновение он стоит, торжествуя, позволяя космодесантнику увидеть, что он сделал с его Императором.

Император знает, что произойдет дальше, видит злорадство на лице Хоруса. Не осталось ни следа от его друга. Есть только демон, движимый безумной яростью разрушения.

Хорус обращает свой огненный взгляд на Терминатора, и плоть космодесантника отслаивается, обнажая скелет, затем и он пропадает, превратившись в прах.

Император осознает ловушку, расставленную для него. Он сдерживал себя, пытаясь не навредить тому, кто был для него как сын. Теперь он видит, что и следа не осталось от верного товарища. Он знает, что должен остановить это подобие былого друга и воздать за павшего Терминатора. Он ударит одним смертельным махом. У него не будет иного шанса.

Он собирает каждую частичку своей мощи, фокусирует ее в могучий пучок чистой силы, более когерентной, чем лазер, более разрушительной, чем взрывающееся солнце. Он целится в Хоруса копьем энергии, предназначенным сердцу безумца. Хорус чувствует прилив энергии и оборачивается к Императору, на лице взгляд, полный ужаса.

Император пускается в полет. Он поражает Вармастера. Хорус вскрикивает, скручиваясь и извиваясь в гигантской агонии, когда на него падает разрушение. Он беспорядочно пытается противопоставить что-нибудь смертельному удару Императора, но его борьба становится все более жалкой, по мере того, как над ним разыгрываются силы смерти.

Движимый всей силой своей боли и ненависти Император завещает Хорусу смерть. Он чувствует, как силы Хаоса отступают, расставаясь со своей пешкой. Разум возвращается к Вармастеру. Император видит, как осознание совершенных зверств, мерцая, бежит по лицу Хоруса. Это блестят слезы.

Хорус освобожден, но Император знает, что умирает сам, и что силы Хаоса могут вновь овладеть Вармастером, но его не будет, чтобы остановить их. Он не может принять такой риск. Хорус должен умереть. Но еще на секунду, вглядываясь в лицо старого друга, он колеблется, не в силах свершить деяние. Тогда он думает о том, что бойня, еще продолжающаяся снаружи, может длиться вечно. Внутри него крепнет решимость.

Он изгоняет всю пощаду и сочувствие из своего разума, отрешается от всей памяти о дружбе, товариществе и любви. Его взгляд встречается с Хорусом, в глазах последнего читается понимание. Затем, с холодным полным осознанием того, что он делает, Император уничтожает Вармастера.

Рогал Дорн входит в помещение. Ужас наполняет его, когда он видит изувеченное тело Императора и ссохшуюся шелуху внутри доспехов Вармастера. Он проклинает себя за то, что слишком долго пробивался через хаотические орды. Он понимает теперь, почему их атаки прекратились, и почему корабль возвращается в норму.

Он бросается в сторону Императора, улавливая слабый пульс жизни. Возможно, еще есть надежда. Возможно, правитель Империума может жить. Дорн сделает все от него зависящее, чтобы сделать это.





@темы: Ересь Хоруса

URL
Комментарии
2007-01-17 в 20:00 

summerrain19
It's all in ur mind
просьба. выложи пожалуйста историю о том, как хаос вообще появился...
зы: ща буду еще с большим остервенением мочить еретиков в игре=)

2007-01-18 в 14:22 

Надеюсь во второй книге про Хоруса прочитать нечто подобное, но поподробней.
Как появился хаос - описано в статье про Императора (см. ниже)

2007-01-18 в 21:25 

Я свободен от предрассудков. Я ненавижу всех в равной степени)
По канону авторами Золотого Трона были Техножрецы Марса, а не Император.
И личность Императора по этой истории так же не соответствует канону.
Посудите сами, властитель человечества, всю жизнь самоотверженно работавший для сохранения и процветания человечества в последние минуты своей жизни говорит не, к примеру, наставления, как людям обходится без него и что им делать, а рассказывает, как спасти собственную задницу, чтобы хоть как-то, худо-бедно, да продолжить свое жалкое существование в этом мире.
В остальном - очень мило.

Самаэль Виктим
Не хуже меня знаешь, что написан бред.

По правде говоря, читая первую книгу Хоруси Ереся, мне сначала показалось, что начинается она штурмом тераннского дворца Императора...

2007-01-21 в 12:59 

сильно впечатляет картинка)))

   

Warhammer 40 000 и прочие жестокие вещи

главная